Г. Федотов - О национальном покаянии
woodmal
Почему Россия — христианская Россия — забыла о покаянии? Я говорю о покаянии национальном, конечно. Было ли когда-нибудь христианское поколение, христианский народ, который перед лицом исторических катастроф не видел в них карающей руки, не сводил бы счеты со своей совестью? На другой день после татарского погрома русские проповедники и книжники, оплакивая погибшую Русь, обличали ее грехи... Жозеф де Местр видел в революции суд Божий. А в православной России не нашлось пророческого обличающего голоса, который показал бы нашу вину в нашей гибели. Это бесчувствие национальной совести само по себе является самым сильным симптомом болезни. Пореволюционные националисты в этом отношении как две капли воды похожи на своих отцов: националистов школы Александра III. Если от последних христианская совесть требует покаяния в грехах старой России, то от первых, стоящих на почве революции, требуется покаяние в ее грехах. Каково должно быть пореволюционное христианское сознание? Оно, прежде всего, исполнено ужаса перед революцией как своим грехом, грехом своего народа и стремления начать новую жизнь, чистую от кровавых воспоминаний, хотя и на почве, политой кровью, в условиях, созданных революцией.
Вместо этого христиане говорят о переключении революционной энергии. Это значит: та ярость, та одержимость злобы, которые сегодня направлены на построение классового и безбожного Интернационала, завтра будут направлены на созидание национальной и православной России. Какой кошмар! Рука, убивающая сегодня кулаков и буржуев, завтра будет убивать евреев и инородцев. А черная человеческая душа останется такой же, как была, — нет, станет еще чернее...
Я знаю, что ничего такого не хотят пореволюционные христиане. Но, не требуя покаяния, но, преклоняясь перед разливом революционных стихий, такое будущее они готовят. Самое страшное, что в этой перспективе нет ничего невозможного. Ненависть, больная и ослепляющая, как и мания преследования, легко могут изменять свой объект. Народ, который за несколько лет до революции избивал социалистов, стал избивать буржуев, — оставшись, в сущности, самим собой. Если отвлечься от религиозной темы, то переключение революционной энергии в национальную — самое обыкновенное явление. Наполеон вырастает из Дантона, как Муссолини из Гарибальди. Только никакими переключениями зла нельзя получить ни скрупула добра. Оцерковленное, оправославленное зло гораздо страшнее откровенного антихристианства.
Бесконечно тяжело, что наше национальное возрождение хотят начинать, вместо плача Иеремии, с гордой проповеди Филофея. Бедный старец Филофей, который уже раз отравил русское религиозное сознание хмелем национальной гордыни. Поколение Филофея, гордое даровым, не заработанным наследием Византии, подменило идею русской Церкви («святой Руси») идеей православного царства. Оно задушило ростки свободной мистической жизни (традицию преп. Сергия — Нила Сорского) и на крови и обломках (опричнина) старой, свободной Руси построило могучее восточное царство, в котором было больше татарского, чем греческого. А между тем Филофей был объективно прав: Русь была призвана к приятию византийского наследства. Но она должна была сделать себя достойной его. Отрекаясь от византийской культуры (замучили Максима Грека!), варварская рука схватилась за двуглавого орла. Величайшая в мире империя была создана. Только наполнялась она уже не христианским культурным содержанием.
Трижды отрекалась Русь от своего древнего идеала святости, каждый раз обедняя и уродуя свою христианскую личность. Первое отступничество — с поколением Филофея, второе — с Петром, третье — с Лениным. И все же она сохраняла подспудно свою верность — тому Христу, в которого она крестилась вместе с Борисом и Глебом — страстотерпцами, которому она молилась с кротким Сергием. Лампада преп. Сергия, о которой говорил Ключевский, еще теплилась до наших дней. И вот теперь, когда всей туче большевистских бесов не удалось задуть ее, вызывают, как, Вия, из гроба старца Филофея: не задует ли он?
Будем верить, что не задует и что из всех блужданий и блуда освобожденная от семи бесов Россия, как Магдалина, вернется к ногам навсегда возлюбленного ею Христа.

Мозг: новая метафора или почему нейроны – не главное
woodmal
Оригинал взят у nature_wonder в Мозг: новая метафора или почему нейроны – не главное
Мигель Николелис, известный гуру нейроинтерфейсов, вместе с математиком написал книгу. Название с вызовом: “The Relativistic Brain: How it works and why it cannot be simulated by a Turing machine”. Объем небольшой, читается за день-два. Пишу не по свежему впечатлению – дело было в июне – но вот что помнится.

Это, во-первых, попытка описать работу мозга не так, как принято. Не через доктрину нейрона. И во-вторых, обосновать, почему мозг нельзя симулировать на компьютере. За обоснование отвечает, главным образом, математик. За работу мозга – Николелис. Кроме того, это атака на проект Human Brain Project, который оценен в 1.2 млрд. евро и который и без того вызвал скандалы в научных кругах.

Я здесь оставлю вопрос о машине Тьюринга, поскольку эти споры вечны и по большей части бесплодны. Доводы pro и contra давно высказаны, и книга – на мой взгляд – не прибавляет в копилку новых соображений. Когда лень спорить, тема попросту закрывается вопросом: как убедиться, что модель взаправду симулирует мозг?

Насчет живого мозга книга дает куда больше пищи. Николелис предложил нетривиальную идею. Но сперва он кратко останавливается на том, что мы знаем о нейронах после многих лет исследований, в том числе его собственных (подключение животных к компьютеру через вживленные в мозг электроды).

Теперь ясно, что один и тот же нейрон может участвовать в функционально разных клеточных ансамблях, причем одновременно. И обратно, одну и ту же задачу в разное время могут обеспечивать разные сочетания клеток. Есть подозрение, что комбинации вообще никогда в точности не повторяются. Далее, от внутреннего состояния мозга зависит то, как он ответит на стимул. Реакция определяется не столько характером воздействия, сколько контекстом ситуации, т.н. «внутренней точкой зрения» мозга.

Мозг непрерывно перестраивается, причем не только электрически, но и анатомически. Николелис сравнивает это с оркестром, где инструменты меняют свою форму под воздействием той музыки, что они вместе играют. Он подчеркивает, что этот аспект – brain dynamics – от милисекунд до часов и дней (пластичность) почти не представлен в теориях. Но мозг – крайне рекурсивная система, и это важно учитывать.

А главное, что полностью игнорируется в моделях – это электрические поля. Изучают и моделируют хождение импульсов между нейронами, а поля считают сопутствующим шумом. В лучшем случае их используют как ‘эхо’ нейронной активности при снятии ЭЭГ (как приток крови служит индикатором в фМРТ). Николелис утверждает: мозг – это аналого-цифровая машина, где цифровой компонент представлен спайками, а аналоговый – переплетением э/м полей.
[Нажмите для пояснения к картинке]
(A) Distributed groups of neurons produce electrical signals which are transmitted through a vast network of neural fibers, collectively known as the white matter. This defines the digital component. As these electrical signals flow through the white matter, it generates a complex manifold of neuronal electromagnetic field (NEMF), which defines the analog component. The NEMF then influences, by induction, the behavioral of the pools of neurons that gave rise to it. The same concept is showed in (B) using an electrical circuit equivalent, where groups of neurons work as batteries and a coil generates the NEMF that acts upon the original groups of neurons. In (C) a block diagram represents the dynamic and recursive nature by showing that once groups of neurons (digital component) generate an NEMF (analog component), the latter will influence the same group of neurons at a different time epoch, which defines a distinct internal brain state. The neurons, on their turn, generate a new NEMF, allowing the recursive process to continue.

И далее – гипотеза: поля образуют субстрат для ментального пространства (mental space). Они континуально связывают весь мозг, обеспечивая целостность восприятия. Здесь нет последовательного прохождения сигнала по цепочке – есть единое состояние; оно и порождает нелокальные феномены вроде ощущения «Я». В русле этой логики некоторые виды психических переживаний (сны, иллюзии, галлюцинации и т.п.), а также нервные расстройства представимы как искривления ментального пространства. Авторы отмечают, что геометрия ‘mental space’ скорее риманова, нежели эвклидова.

В отдельном разделе они пишут, что мысль про поля не нова, и ссылаются на предыдущие попытки с этой идеей работать. Ближе всего к ним Conscious Electromagnetic (CEMI) Field Theory (McFadden). Новое – это представление о пространственно-временном континууме как «внутренней точки зрения» мозга.

Всю книгу излагать не буду. Кому интересно, можно скачать здесь. Ценное в ней, на мой взгляд, это попытка включить в научное рассмотрение ‘аналоговый’ аспект работы мозга (помимо диффузии). Это неизбежно придется делать, поскольку целостность психических процессов все никак не поддается редукции к возбуждению отдельных нейронов. Авторы настаивают, что мозг надо рассматривать как интегрированную систему, которая обрабатывает информацию как единое целое, где нет разделения на "софт" и "хард", на "память" и "процессинг". Стоит добавить, что:

1. Поля реально могут влиять на активность нейронов.
2. От доктрины нейрона уже начали отказываться (теперь функциональный элемент нервной системы – сеть).



Поиски предка. Никогда не было, и вот опять
woodmal
Оригинал взят у nature_wonder в Поиски предка. Никогда не было, и вот опять
Два видных палеоантрополога сделали неожиданное предложение: отбросить принятое для рода Homo разделение на хабилисов, эректусов, неандертальцев, сапиенсов и пр. и создать систематику с чистого листа. Предложение опубликовано в свежем Science.

Текст небольшой, но высказывание внятное и симптоматичное. Авторы утверждают, что спустя более века изысканий по-прежнему нет ясного понимания, что такое род Homo, а ‘кости’ приписывают разным гоминидам как заблагорассудится, без должного учета деталей. Пишут, почему так сложилось, как находки давали начало ‘видам’, как виды тасовали по кусту предков человека и как изымали оттуда. Как исследователи трактуют останки каждый по-своему, выпячивая одни черты и игнорируя другие. По мнению авторов, палеоантропология сейчас в плену исторически сложившейся традиции, и она мешает анализировать образцы объективно.


В заключение они пишут:

«Возможно, пришло время оставить наши внутренние привычки и начать строить систематику гоминидов так, как это делают исследователи прочих организмов, особенно проводя более широкие и детальные сравнения морфологии, чем до сих пор принято, и пересмотрев морфологические критерии отнесения к тому или иному виду. Если мы хотим достичь объективности, нам почти наверняка придется сдать в утиль канонический список наименований, куда исторически попали, как в западню, ископаемые образцы гоминидов, и начать все заново: предлагая гипотезы по морфам, строя проверяемые теории родства и переосмысляя таксоны и виды. В отличие от предложенной Майром строгой линейности, мы можем обнаружить, что эволюция человека соперничала с эволюцией других млекопитающих в части экспериментов и пышного разнообразия».

Это то, что сказано дословно, и выглядит как признание факта глубокого кризиса. Проблема палеоантропологии в том, что там не возможен независимый проверяющий эксперимент, аналогичный тому, что может сделать физик, химик и даже биолог. Главной доктриной был и остается поиск и подбор останков под ответ, причем у каждого антрополога он свой.

Одулвайский гоминид №7 (OH 7), т.н. человек умелый (Homo habilis), и его реконструкция

Берясь за реконструкцию (а кости обычно расбросаны на территории от нескольких кв. м. до кв. км), человек руководствуется некими представлениями о том, как должен выглядеть собранный образец. Деятельность сводится к творческому продукту, который убеждает или не убеждает остальных. Меняются господствующие концепции – меняется степень убедительности, меняются реконструкции. Шварц и Таттерсел ратуют за объективные критерии: что ж, понимание того, что их не было и нет – первый шаг к выздоровлению.

Их решение, хоть и выглядит радикальным, сводится к более тщательному и более формализуемому анализу останков. Можно ожидать, что с ростом количества исследуемых находок будут все больше открывать мозаичных форм. «Традиционные виды» Homo посыпятся, дробясь на подгруппы и гибриды – так перестройка систематики станет неизбежной. Впрочем, от ключевых проблем это не избавляет. Понятие “прогрессивных” и “примитивных” признаков, например, останется во многом субъективным, ибо завязано на принятую гипотезу. В любом случае – удачи.

Jeffrey H. Schwartz and Ian Tattersall Defining the genus Homo – Science, 2015 [PDF]


.
woodmal

Создание эффекта Deph of Field через стекло
woodmal
Столкнулся тут недавно с проблемой рендеринга стекла и применения к нему эффекта Deph of field, дело в том что при наложении этого эффекта, After Effects дает не корректный результат, так как для карты размытости использует канал Deph, который не отображает рефракцию стекла, и те обьекты которые находятся за стеклом воспринимаются Lens эффектом как плоский объект в пространстве глубины канала Deph.
Проблема решается только при использовании Physical Render и настройке реального размытия, но результат придется очень долго ждать и он будут все равно достаточно шумный.
Физикал рендер
image
СмотретьCollapse )
Tags:

Ретроспектива работ Виктории Гвоздиковой
woodmal
Все что смог пособирать из разных источников.
СмотретьCollapse )

(no subject)
woodmal
Оригинал взят у sergeyhudiev в post
Однажды некий отважный миссионер прибыл на острова, где жили охотники за головами. Отрезанные головы они сушили, и тщательно зашивали им рот, чтобы дух убитого врага оставался внутри и не мог им навредить. Такие головы считались мощным оберегом. Миссионер выучил язык дикарей и приобрел у них некоторое доверие и авторитет. Он успел строго запретить им охотиться за головами, но тут умер от какой-то местной болезни.
Новообращенные островитяне каждый день с усердием читали его наставление - «Дети мои! Отвергните этот худой обычай и не охотьтесь больше за головами!»
Островитяне понимали, что эту заповедь нельзя исполнять буквально.
Во-первых, все люди всегда охотились за головами. Так же как они дышали, ели, вступали в брак, строили хижины. Это часть жизни, и тут уж ничего не поделаешь.
Во-вторых, если перестать охотиться за головами, старые обветшают и придут в негодность, и племя лишится мощных магических амулетов, оберегающих его от злых духов.
В-третьих, все соседние племена, не видя больше голов, станут считать наше племя слабым и начнут дерзко угонять его скот.
В-четвертых, молодые воины больше не смогут становиться настоящими мужчинами и доказывать, что они — нашего рода, пройдя испытание по добыче головы врага.
В-пятых, наши великие и премудрые предки считали обычай охоты за головами очень важным — а это были достойные, почитаемые люди.
В-шестых, белые люди, как это всем известно, сами убивают врагов, но не делают ничего путного с их головами — так что не им запрещать нам хотя бы употребить отрезанные головы с пользой для племени.
В-седьмых, в Толстой Книге Белого Брата ясно сказано, «Тогда Давид подбежал и, наступив на Филистимлянина, взял меч его и вынул его из ножен, ударил его и отсек им голову его» (1Цар.17:51), из чего видим, что и Толстая Книга одобряет охоту за головами.
Следующий миссионер обнаружил племя христианских охотников за головами, которые сушили отрезанные головы и зашивали им рты с пением псалмов.


Кто же съел конфеты?
woodmal
image
В нашем доме был буфет,
В нём лежало пять конфет...
Но однажды, как-то раз,
В нашем доме свет погас
А когда включили свет,
Больше не было конфет.
Где сейчас конфеты эти?
Если рядом были дети?


Версия от Life News:
Срочно в номер! Дети только что сообщили что съели конф... Дети не ели конфет, об этом говорят свидетели которые видели как в дом залетела пчела, а пчелы любят сладкое.

Версия от 1 канала:
Целью злоумышленников было похищение хрустального сервиза но по ошибке были украдены и съедены конфеты.

Версия от Россия24:
У детей короткие руки, они не могли взять конфеты с высокого буфета, информация о находившейся рядом табуретке и испачканных в шоколаде детских пальчиках, является сомнительной.

Версия Russia Today:
В буфете не было конфет, в фантиках были завернуты кусочки пластилина.

Версия детей:
- Мы не ели.
То есть мы съели,
Но не хотели.
Это всё птицы.
Они прилетели
И, если б не мы,
Они бы всё съели.

Конспирология -- это религия
woodmal

Дострелялся Стрелков
woodmal
image

?

Log in

No account? Create an account